Большое интервью с В. Калабиным

Последний вопрос наверное про то, какие свои достижения в йоге ты считаешь самыми значительными?

А в 2002 Лаппа огорошил меня: «Тебе под тридцать. Ты поднял Кундалини?» А я и задумался: «А поднял ли я Кундалини?» Начал ходить в общественную баню, так как времени было много свободного, ходил на 2, 3 сеанса. Растирался медом с солью, пропаривался жестоко так. Голова у меня тогда была выбрита гладко. Ходил в парилку без шапочки. Был у меня шипастый нефритовый шарик. Я зажимал его между большим и поочередно другими пальцами, пел про себя правильный, от бабки заговор, перемежая гаятри мантрами, разным богам посвященным. И через год накатило. Захожу в моечную. Вижу — шланг лежит резиновый. В бухту свернутый. Потом иду в парную, сажусь жопой на веник, шар зажимаю, начинаю мысленно как обычно петь. А шарик вдруг сухо щелкает и взрывается на кусочки. Я смотрю на красную влажную сетку, вдруг появившуюся у меня на груди. И я уже давным-давно, не на венике, а на коне, и зовут меня Вольга, и кольчуга лопнула от удара молота, и я падаю вниз под копыта, и меня будут долго топтать копыта и подкованные, и простые, костяные, степняцкие. И я буду снизу бить обломком сабли в животы тех, без подков, степняцких, и кишки будут валиться на меня, а потом меня найдут ночью под грудой людских и лошадиных трупов и сожгут. Просто, без затей, так и не отыскав застрявшее в ком-то острие сабли. Дрова взорвутся и я взлечу к звездам в густом облаке полынно-соснового дыма. Подпрыгиваю, понимая, что я в бане, а бухта шланга, но почему-то брезентового, пожарного с бешенной скоростью разматывается, бронзовый кончик брандсбойта бьет в башку, почему-то изнутри. И я уже снова шмякаюсь на веник, быстро растирая кровяную росу от мелких порезов на груди, и говорю мужикам, начавших гоготать: «На гвоздь сел, жопу ошпарил!» Бегу под душ. Ледяной. Потом обливаю ледяной водой себя из тазиков. Долго. Потом брандсбойт снова превращается в резиновый черный шланг, свернувшийся возле входа в помывочную. И меня больше не занимает вопрос: «Поднял ли я Кундалини?» Как в анекдоте. Бультерьер показывает шарпею, складчатому и флегматичному боевые шрамы:» Вот с боксером дрался!» Тот ему занудно-отрешенно: «Ну и чо?» Когда рассказываешь в живую, ситуация повторяется раз пять, на разных участках тела, с разными противниками, вплоть до экскаватора. Потом шарпей, или там другая, но очень складчатая животина начинает перебирать шкуру, натягивая ее через лоб вниз к животу: «Видишь, Буль, дырка?» «Да, — рычит удовлетворенно Буль, узнавая в собеседнике собрата-воина, — так вот, это — ЗАДНИЦА».

Яра, яра,
Ярое ярило,
Яро д-не яростно.
Заревое солнце,
Солнце заревое,
Д-не заревано.
Заревое в капле,
Отразилось в капле,
Капля ледяная,
Д-не липкая.
Ледяная капля
Да росы медвяной,
Сладкой, д-не соленой.
Но боку у каменя,
КАменя, камЕня,
На боку на гладком,
Гладком, д-не склизком.
Как на том камени,
Камени, д-не капле,
Как на белом камени,
Белом-белом камени,
Белом, д-не блеклом.
На горючем камени,
Горючем, д-не горьком,
Сидит, сидит,
Сидит Человек,
Человек, д-не кречет.
Златый, златый, златый Человек,
Златый, д-не злостный.
Сидит седый, седый Человек,
Седый, д-не сердитый.
Сердце, сердце,
Сердце Человека
Да золой подернулось,
Золой, д-не злобой.
Ноги, ноги
Ноги человека,
Бронзовые ноги,
Ноги, д-не ножи,
По колено в пепле,
Теплом, теплом пепле,
Теплом, д-не плотном,
Под покровом пела
Кроются уголья,
Уголья- угОлья,
Угли, д-не глина.
Мы раздуем пламя,
Полымя, полЫмя,
Пламя, д-не поле.
Во поле, во пОле
Выпала роса,
Ясная, зернистая,
Просквозила яро
Ярую Зарю.

Про Ветер. У меня очень подвижный позвонок в грудном отделе из-за давнишней травмы. Иногда, при очередном пробуждении Кундалини, он отодвигается в сторону, производя характерный щелчок, словно заслонка в мир тонких вибраций. И на моем позовночнике, словно на саксофоне играет божественный импровизатор, мой Ишта-Девата, возлюбленное божество. Возле затылка сзади я слышу утробное урчание нежного рыльца, венчающее мощный хобот Имеющего Один Бивень. И мне забить на недалекие интерпретации моих отношений с Ганешей горе-психоаналитика. В последний раз звуки поющего позвоночника сложились в верлибр, на данный момент являющийся для меня обоснованием моего мировосприятия Йоги и своего учительского Пути.

Синкопы  позвоночника
1
Во времена иные, как и ныне,
Весьма немало жаждущих
Стремилось отыскать
Источник Тайнознанья.
Из них немногим
Удалось его найти,
Испили единицы.
Благотворным
Влиянье оказалось
Лишь для тех,
Кто, о себе заботясь,
Для окружающих его созданий
Являлся побужденьем к пробужденью.
Дитя, запомни этот миг,
Его ты заслужил всей прошлой жизнью,
В которой позволял другим постичь
Лед вечности в текущей капле мига.
По праву проявленья в этом мире
Достоин ты испить от родника.
Так осознай
Всю ценность
И глубину
Текущего мгновенья!
2
Древо настоящего
Обильно плодоносит
Лишь когда
Корнями углубившись
В плодородную почву
Случившегося,
Способно извлекать
Из прошлого
Опыт осознанья
Произошедшего,
В происходящем в этот миг
Вынашивая семена событий,
Готовящихся лишь произойти.
Текущий миг
Краеугольным камнем
Отстроит свод
Случайностей счастливых,
Лишь в случае,
Когда ты затаив
Дыханье,
В восхищении безмолвном
Постигнешь всю
Неповторимость мига.
Прошлому благодаря,
В настоящем
Мы подготавливаем
Свершения в будущем.
3
Себя, как чашу
Счастьем заполняя,
Будь щедрым к окружающим тебя,
Подобно человеку с фонарем,
Безлунной ночью освещай дорогу
Для путников, которым по пути
С тобой, и свет твой не глазами,
Нащупают тепло душой своей,
И, растопорщив перышки как пташки
На солнышке, счастливо щебеча
Лучится станут, нараспашку грудки
Фонариками распахнув во тьму.
И ты пойдешь, украшенный гирляндой,
Помахивая теплым фонарем,
Как Неоскудевающая Чаша,
Готовый поделиться светлым счастьем.
Способствуя своему
Самопостиженью,
Ты помогаешь остальным
Постичь свое предназначенье

А закончить сей опус хочется мне песенкой про лучик. Путеводная нить, ведущая неизменную Монаду, стержень отстраненного Наблюдателя сквозь всевозможные воплощения. Слова эти родились у меня после распутывания очередного клубка кармических неурядиц. Интересно, что исполняемые под бубен, они помогают другим найти верное решение в сложных жизненных ситуациях. Решение появляется в сознании как мощная вспышка внутреннего постижения сути событийного урока, и приемлемый для всех образ действий для выхода из него. Проверено – работает для всех, кто решил обратиться ко мне за советом.

Лучик лучик лучик
Лучик золотой
Проведи дорожкой
Ты меня прямой
Или же окольной
Ты меня веди
Золотым клубочком
Мчася впереди

Отразившись в толще
Вековечных вод
В заповедной роще
Дай в ладони плод

Над рекой горящей
Изогнись дугой
Из шипящей чащи
Выведи родной

Проведи по радуге
В стародавний сад
С молодильным яблоком
Возверни назад.
Яр-Йога Владимира Калабина © 2017 All Rights Reserved