Мальчиш Караманчандиш

ГайдарПьеса посвящается

Мохандасу Карамчанду «Махатме» Ганди и Аркадию

Петрвичу ГайдаруMohandas_karamchand_gandhi

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Постановка индийского народного театра имени Рабиндраната Тагора русской «Сказки про военную тайну, Мальчиша-Караманчандиша и его твердое слово»

 

Пролог на земле

 

Хоровое исполнение, сопровождающееся пантомимой

 

Чудо-ученик

1-ый куплет

Вот мой диплом по йоге.

В лотос сложу я ноги,

Руки сложу в намАсте –

Так говорю вам: «Здрасьте!»

Знаю, как делать утром

Асаны, бандхи, мудры.

Мне это всё не трудно,

Я ведь «бумажный йог»:

Всё, что в дипломе сказано,

Так и осталось фразами.

ПРИПЕВ 1

Гуру делился опытом,

Слушал я кверху попою,

Гуру сказал мне с хохотом:

Ролик взорвёт ютуб!

Сделать хотел ширшасану,

Вышла вдруг шашакасана,

Стал выполнять шавасану,

А получился труп.

2 куплет

Встать я хотел на голову,

Ноги поднял от пола, но,

Как в кегельбане шар

Всех лишь посокрушал.

Сделать хотел собаку,

Встал я нараскоряку.

Что-то и где-то хрустнуло,

Стала собака грустною.

ПРИПЕВ 2

Сделать хотел я трАтаку,

Скорчил гримассу гадкую.

Гуру мой видел всякое,

Но побелел, как мел.

Я так глаза закатывал,

Так мулабандху втягивал,

Что подлетал, и падал, но

Так и не полетел!

3 куплет

Сел я с осанкой гордой

Прямо в «коровью морду».

В «дерево» встал уверенно,

Но зашаталось «дерево».

Видел я сон в шавасане:

Снился мне зверь «бакасана»,

Морду коровью делая,

Лез от неё на дерево!

ПРИПЕВ 3

МАха-гурУ всклокоченного

Слушал я пятой точкою.

Гуру сказал озабоченно:

«Как тебе с этим жить? –

Руки растут оттуда же,

Ноги растут откуда же,

Истину обнаружил я,

Вам поспешу открыть.

4 куплет

Всем со мной было весело,

Но наступила сессия.

С траурною процессией

Я на шмашан пришёл.

Там повстречался с Шивою,

Он сокрушил печаль мою,

Как оглашенный «ОМ» пою!

Как же мне хорошо!

4 ПРИПЕВ

Мудрых преподавателей

Слушай ты повнимательней,

Кладезь бесценный опыта

Полон воды живой!

Чтобы остаться рядышком,

А не умчаться катышком,

Все выполняй задания,

Песню погромче пой!

ВСЕ ВЫПОЛНЯЙ ЗАДАНИЯ,
ПЕСНЮ ПОГРОМЧЕ ПОЙ!

ВСЕ ВЫПОЛНЯЙ ЗАДАНИЯ,
ПЕСНЮ ПОГРОМЧЕ ПОЙ!

ВСЕ ВЫПОЛНЯЙ ЗАДАНИЯ,
ПЕСНЮ ПОГРОМЧЕ ПОЙ!

 

 Основное действие

 

На горе Кайлас Шива на шкуре тигра сидит в медитации, рядом Парвати нянчится с Ганешей, второй сын, Картикея, играет с саблей. Вокруг  расположилась свита Шивы – грозные пишачи и ракшасы.

 

Парвати поёт:

 

Какой прогноз у нас сегодня, милый?

Сидишь на шкуре тигра и молчишь.

Тебя такого я и полюбила,

Хоть знала: Каму ты испепелишь!

 

Хор пишачей и ракшасов:

 

Важней всего для Шакти Шива,

Всё остальное ерунда!

Любовь твоя несокрушима:

Шагнёшь под дождь из-под зонта!

 

Парвати поёт:

 

Ты – лютый холод ледников Кайласа,

А в гневе ты – бушующий вулкан.

Я с обликом любым твоим согласна:

Тебе я в сердце выстроила храм!

 

Хор пишачей и ракшасов:

 

Важней всего для Шивы Шакти,

Всё остальное – ерунда.

В чём суть всех ваших тайных практик?-

Шагнуть под дождь из-под зонта!

 

Парвати поёт:

 

С тобой сольюсь я в поцелуе, милый,

Оставим мы синоптикам прогноз!

Тебя, о Махадэва мой любимый,

Украшу я гирляндою из роз!

 

Хор пишачей и ракшасов:

 

Важней всего для Шакти Шива,

Всё остальное ерунда!

Любовь твоя несокрушима:

Шагнёшь под дождь из-под зонта!

 

Важней всего для Шивы Шакти,

Всё остальное – ерунда.

В чём суть всех ваших тайных практик?-

Шагнуть под дождь из-под зонта!

 

Шива выходит из медитации, обнимает Парвати и они, танцуя, вместе удаляются.

 Картикея говорит Ганеше: «Похоже на то, что папа с мамой пошли практиковать тайные практики. А это всерьёз и надолго. Ганеша, братик, расскажи мне новую сказку. Старые мне надоели. Про такого героя, о котором я ещё  не слышал».

 

Ганеша отвечает: «Будь по твоему, братец. Расскажу я тебе сказку, которую я узнал от сильных и смелых людей – тибетских казаков под началом барона Унгерна. Недалеко от нас квартируются. Ох и душевные у них песни. А сказки, что за прелесть эти сказки. Каждая из них есть поэма! Слушай братец».

 

 «За морями, за горами, за широкими долами, в далёкой северной стране  в те дальние-дальние годы, когда только что отгремела по всей стране война, жил да был Мальчиш-Караманчандиш.

 

В ту пору далеко прогнала Красная Армия белые войска проклятых буржуинов, и тихо стало на тех широких полях, на зеленых лугах, где рожь росла, где гречиха цвела, где среди густых садов да вишневых кустов стоял домишко, в котором жил Мальчиш, по прозванию Караманчандиш, да отец Мальчиша, да старший брат Мальчиша, а матери у них не было.

 

Отец работает — сено косит. Брат работает — сено возит. Да и сам Мальчиш то отцу, то брату помогает или просто с другими мальчишами прыгает да балуется.

Гоп!.. Гоп!.. Хорошо! Не визжат пули, не грохают снаряды, не горят деревни. Не надо от пуль на пол ложиться, не надо от снарядов в погреба прятаться, не надо от пожаров в лес бежать. Нечего буржуинов бояться. Некому в пояс кланяться. Живи да работай — хорошая жизнь!

 

Хоровое исполнение

 

А ну-ка песню нам пропой, веселый Кришна,

Веселый Кришна, веселый Кришна!

В горах над морем ты устраивал девишник

И все на свете бхаджаны слыхал.

Спой нам, Кришна, про дикие горы,

Про священных коров и ягнят,

Про флейту озорную, про милость всеблагую,

И про пастушек нежный взгляд!

 

Кто привык за Вайкунтху бороться,

С нами вместе пускай запоет.

Кто весел — тот смеётся,

Кто хочет — тот добьётся,

Кто ищет — тот всегда найдёт!

 

А ну-ка песню нам пропой, весёлый Шива,

Веселый Шива, веселый Шива!

Ты на Кайласе восседаешь нерушимо

И все на свете мантры ты слыхал.

Спой нам, Шива, про чащи лесные,

Про звериный запутанный след,

Про шорохи ночные, про мускулы стальные,

Про аскетизм и мудрость Вед!

 

 Кто привык за самадхи бороться,

С нами вместе пускай запоет.

Кто весел — тот смеётся,

Кто хочет — тот добьётся,

Кто ищет — тот всегда найдёт!

 

А ну-ка песню нам пропой, веселый Будда,

Веселый Будда, веселый Будда!

Ты пробудил от спячки много люда,

И все на свете джатаки слыхал.

Спой нам, Будда, про славу и смелость,

Про учёных, монахов, бойцов,

Чтоб сердце загорелось, чтоб каждому хотелось

Догнать и перегнать отцов!

 

Кто привык за нирвану бороться,

С нами вместе пускай запоет.

Кто весел — тот смеётся,

Кто хочет — тот добьётся,

Кто ищет — тот всегда найдёт!

 

 

Вот однажды — дело к вечеру — вышел Мальчиш- Караманчандиш на крыльцо. Смотрит он — небо ясное, ветер теплый, солнце к ночи за Черные Горы садится. И все бы хорошо, да что-то нехорошо. Слышится Мальчишу, будто то ли что-то гремит, то ли что-то стучит. Чудится Мальчишу, будто пахнет ветер не цветами с садов, не медом с лугов, а пахнет ветер то ли дымом с пожаров, то ли порохом с разрывов. Сказал он отцу, а отец усталый пришел.

 

— Что ты? — говорит он Мальчишу. — Это дальние грозы гремят за Черными Горами. Это пастухи дымят кострами за Синей Рекой, стада пасут да ужин варят. Иди, Мальчиш, и спи спокойно.

 

Ушел Мальчиш. Лег спать. Но не спится ему — ну, никак не засыпается.

 

Вдруг слышит он на улице топот, у окон — стук. Глянул Мальчиш- Караманчандиш, и видит он: стоит у окна всадник. Конь — вороной, сабля — светлая, папаха — серая, а звезда — красная.

 

— Эй, вставайте! — крикнул всадник. — Пришла беда, откуда не ждали. Напал на нас из-за Черных Гор проклятый буржуин. Опять уже свистят пули, опять уже рвутся снаряды. Бьются с буржуинами наши отряды, и мчатся гонцы звать на помощь далекую Красную Армию.

 

Так сказал эти тревожные слова краснозвездный всадник и умчался прочь. А отец Мальчиша подошел к стене, снял винтовку, закинул сумку и надел патронташ.

 

— Что же, — говорит старшему сыну, — я рожь густо сеял — видно, убирать тебе много придется. Что же, — говорит он Мальчишу, — я жизнь круто прожил, и пожить за меня спокойно, видно, тебе, Мальчиш, придется.

Так сказал он, крепко поцеловал Мальчиша и ушел. А много ему расцеловываться некогда было, потому что теперь уже всем и видно и слышно было, как гудят за лугами взрывы и горят за горами зори от зарева дымных пожаров…»

 

 

Хоровое исполнение на мотив «Белая гвардия, чёрный барон…»

Лень беспросветная, чёрный тамас,

Снова готовят к сансаре нас,

Но от Кайласа до тюркских степей

Армия йогинов всех сильней.

 

Так пусть же благостно вздымает Саттва

Свой стяг намоленной рукой,

Дабы могли бы неумолимо

Достичь самадхи мы с тобой.

Так пусть же благостно вздымает Саттва

Свой стяг намоленной рукой,

Дабы могли бы

 Неумолимо

Достичь самадхи мы с тобой.

 

Армия йогинов, марш, марш вперёд,

Ишвара Пранидхана нас в бой зовёт.

Давит авидьи свинцовый гнёт,

Но кундалини подъём нас ждёт!

 

Так пусть же благостно вздымает Саттва

Свой стяг намоленной рукой,

Дабы могли бы

 Неумолимо

Достичь самадхи мы с тобой.

Так пусть же благостно вздымает Саттва

Свой стяг намоленной рукой,

Дабы могли бы

Неумолимо

Достичь самадхи мы с тобой.

 

Шива танцует, бьёт в барабан,

Прочь зомбоящик, долой диван!

Армии йогинов полни ряды,

Воинам света нужен ты!

 

Так пусть же благостно вздымает Саттва

Свой стяг намоленной рукой,

Дабы могли бы

 Неумолимо

Достичь самадхи мы с тобой.

Так пусть же благостно вздымает Саттва

Свой стяг намоленной рукой,

Дабы могли бы

Неумолимо

Достичь самадхи мы с тобой.

 

 День проходит, два проходит. Выйдет Мальчиш на крыльцо: нет… не видать еще Красной Армии. Залезет Мальчиш на крышу. Весь день с крыши не слезает. Нет, не видать. Лег он к ночи спать. Вдруг слышит он на улице топот, у окошка — стук. Выглянул Мальчиш: стоит у окна тот же всадник. Только конь худой да усталый, только сабля погнутая, темная, только папаха простреленная, звезда разрубленная, а голова повязанная.

 

— Эй, вставайте! — крикнул всадник. — Было полбеды, а теперь кругом беда. Много буржуинов, да мало наших. В поле пули тучами, по отрядам снаряды тысячами. Эй, вставайте, давайте подмогу!

 

Встал тогда старший брат, сказал Мальчишу:

 

— Прощай, Мальчиш… Остаешься ты один… Щи в котле, каравай на столе, вода в ключах, а голова на плечах… Живи, как сумеешь, а меня не дожидайся.

 

Хоровое исполнение на мотив «Коннаармейская»

По калькуттской дороге

Шла в борьбе и тревоге

Кали-юга железной стопой.

Были сборы недолги,

Ради Высшего долга

Захватили румали с собой.

Были сборы недолги,

Ради Высшего долга

Захватили румали с собой.

 

Среди зноя и пыли

С Мамой Кали ходили

На «рысях» на лихие дела.

По хребтам Химаваты,

По речным перекатам

Наша грозная слава прошла.

По хребтам Химаваты,

По речным перекатам

Наша грозная слава прошла.

 

В Кулу и Раджастане

Белыми черепами

Украшали любимый алтарь.

Помнят храмы Калькутты

Драгоценностей груды

Ритуальных огней киноварь.

Помнят храмы Калькутты

Драгоценностей груды

Ритуальных огней киноварь.

 

Если  край наш свободный

Злобных Асуров свора

Опалит смертоносным огнём, —

За любимою Кали

Каждый с прочным румалем

Ради Высшего долга пойдём.

За любимою Кали

Каждый с прочным румалем

Ради Высшего долга пойдём.

 

 

День проходит, два проходит. Сидит Мальчиш у трубы на крыше, и видит Мальчиш, что скачет издалека незнакомый всадник.

Доскакал всадник до Мальчиша, спрыгнул с коня и говорит:

— Дай мне, хороший Мальчиш, воды напиться. Я три дня не пил, три ночи не спал, три коня загнал. Узнала Красная Армия про нашу беду. Затрубили трубачи во все трубы сигнальные. Забили барабанщики во все громкие барабаны. Развернули знаменосцы все боевые знамена. Мчится и скачет на помощь вся Красная Армия. Только бы нам, Мальчиш, до завтрашней ночи продержаться.

Слез Мальчиш с крыши, принес напиться. Напился гонец и поскакал дальше.

Вот приходит вечер, и лег Мальчиш спать. Но не спится Мальчишу — ну, какой тут сон?

Вдруг он слышит на улице шаги, у окошка — шорох. Глянул Мальчиш и видит: стоит у окна все тот же человек. Тот, да не тот: и коня нет — пропал конь, и сабли нет — сломалась сабля, и папахи нет — слетела папаха, да и сам-то стоит — шатается.

— Эй, вставайте! — закричал он в последний раз. — И снаряды есть, да стрелки побиты. И винтовки есть, да бойцов мало. И помощь близка, да силы нету. Эй, вставайте, кто еще остался! Только бы нам ночь простоять да день продержаться.

Глянул Мальчиш- Караманчандиш на улицу: пустая улица. Не хлопают ставни, не скрипят ворота — некому вставать. И отцы ушли, и братья ушли — никого не осталось.

Только видит Мальчиш, что вышел из ворот один старый дед во сто лет. Хотел дед винтовку поднять, да такой он старый, что не поднимет. Хотел дед саблю нацепить, да такой он слабый, что не нацепит. Сел тогда дед на завалинку, опустил голову и заплакал…

 

Больно тогда Мальчишу стало. Выскочил тогда Мальчиш- Караманчандиш на улицу и громко-громко крикнул:

— Эй же, вы, мальчиши, мальчиши-малыши! Или нам, мальчишам, только в палки играть да в скакалки скакать? И отцы ушли, и братья ушли. Или нам, мальчишам, сидеть дожидаться, чтоб буржуины пришли и забрали нас в свое проклятое буржуинство?

Как услышали такие слова мальчиши-малыши, как заорут они на все голоса! Кто в дверь выбегает, кто в окно вылезает, кто через плетень скачет.

Все хотят идти на подмогу. Лишь один Мальчиш-Плохиш захотел идти в буржуинство. Но такой был хитрый этот Плохиш, что никому ничего не сказал, а подтянул штаны и помчался вместе со всеми, как будто бы на подмогу.

Бьются мальчиши от темной ночи до светлой зари. Лишь один Плохиш не бьется, а все ходит да высматривает, как бы это буржуинам помочь. И видит Плохиш, что лежит за горкой громада ящиков, а спрятаны в тех ящиках черные бомбы, белые снаряды да желтые патроны. «Эге, — подумал Плохиш, — вот это мне и нужно».

А в это время спрашивает Главный Буржуин у своих буржуинов:

— Ну что, буржуины, добились вы победы?

— Нет, Главный Буржуин, — отвечают буржуины, — мы отцов и братьев разбили, и совсем была наша победа, да примчался к ним на подмогу Мальчиш- Караманчандиш, и никак мы с ним все еще не справимся.

 

Очень удивился и рассердился тогда Главный Буржуин, и закричал он грозным голосом:

— Может ли быть, чтобы не справились с Мальчишем? Ах вы, негодные трусищи-буржуищи! Как это вы не можете разбить такого маловатого? Скачите скорей и не возвращайтесь назад без победы.

Вот сидят буржуины и думают: что же это такое им сделать? Вдруг видят: вылезает из-за кустов Мальчиш-Плохиш и прямо к ним.

— Радуйтесь! — кричит он им. — Это все я, Плохиш, сделал. Я дров нарубил, я сена натащил, и зажег я все ящики с черными бомбами, с белыми снарядами да с желтыми патронами. То-то сейчас грохнет!

Обрадовались тогда буржуины, записали поскорее Мальчиша-Плохиша в свое буржуинство и дали ему целую бочку варенья да целую корзину печенья.

Сидит Мальчиш-Плохиш, жрет и радуется.

 

Песня Плохиша, ему подпевают буржуины

 

Я самый смелый, самый быстрый, шустрый парень,

Всегда в ударе потому-что у меня есть мани,

Я улыбаюсь по дороге каждой встречной Мане,

И никогда не парюсь, у меня есть мани,

Быстрее ветра, словно пуля мчит моё Феррари,

Всё потому-что у меня в кармане есть мани,

И нет таких проблем, которые я не решаю,

А по-другому быть не может у меня есть мани,

Меня все рады видеть, меня давно все знают,

И говорят он парень, у которого есть мани,

Когда я зажигаю, вокруг девчонки тают,

Всегда в хорошем настроении, у меня есть мани,

И каждая пытается привлечь моё вниманье,

Всё от того что они знают у меня есть мани.

Поднимайте руки, топайте ногами,

Подпевайте вместе с нами у кого есть мани.

 

Мани мани мани, мани мани мани,

Мани мани мани, мани мани мани…

Приятно когда денюжки лежат в твоём кармане.

 

Я самый смелый, самый быстрый, шустрый парень,

Всегда при деле, потому-что у меня есть мани,

И все заботы, давным-давно по барабану,

Всё потому-что у меня в кармане есть мани,

Меня не привлекают дешёвые романы,

Мне нравится любить красиво, у меня есть мани,

Когда я подъезжаю, девчонки сразу тают,

Всё т того что они знают, у меня есть мани,

Я никогда из себя не корчил меломана,

Ты слышишь песню потому-что у меня есть мани,

Поднимайте руки, топайте ногами,

Подпевайте вместе с нами у кого есть мани.

 

Мани мани мани, мани мани мани,

Мани мани мани, мани мани мани…

Приятно когда денюжки лежат в твоём кармане.

 

Вдруг как взорвались зажженные ящики! И так грохнуло, будто бы тысячи громов в одном месте ударили и тысячи молний из одной тучи сверкнули.

— Измена! — крикнул Мальчиш- Караманчандиш.

— Измена! — крикнули все его верные мальчиши.

Но тут из-за дыма и огня налетела буржуинская сила, и схватила, и скрутила она Мальчиша- Караманчандиша.

 

Песня Мальчиша, ему помогают мальчиши-малыши

Гаруда, Гаруда, взлети выше солнца

Бхарату с высот огляди.

Навеки умолкли чубатые хлопцы,

В живых я остался один.

Навеки умолкли чубатые хлопцы,

В живых я остался один.

 

Гаруда, Гаруда, блесни опереньем,

Собою затми белый свет.

Не хочется думать о смерти, поверь мне,

В шестнадцать мальчишеских лет.

Не хочется думать о смерти, поверь мне,

В шестнадцать мальчишеских лет.

Гаруда, Гаруда, летучей виманой

От сопки врагов отмело.

Меня называли Гарудой в отряде,

Враги называли орлом.

Меня называли Гарудой в отряде,

Враги называли орлом.

 

Гаруда, Гаруда, мой верный товарищ,

Ты видишь, что я уцелел.

Лети на станицу, родимой расскажешь,

Как сына вели на расстрел.

Лети на станицу, родимой расскажешь,

Как сына вели на расстрел.

 

Гаруда, Гаруда, товарищ крылатый,

Бхаратские степи в огне.

На помощь спешат на виманах гандхарвы

И жизнь возвратится ко мне.

На помощь спешат на виманах гандхарвы

И жизнь возвратится ко мне.

 

Гаруда, Гаруда, по дхарме-закону

Победа борьбой решена.

У Вишну в Вайкунтхе орлят миллионы,

И нами гордится страна.

У Вишну в Вайкунтхе орлят миллионы,

И нами гордится страна.

 

Заковали Мальчиша в тяжелые цепи. Посадили Мальчиша в каменную башню. И помчались спрашивать: что же с пленным Мальчишем прикажет теперь Главный Буржуин делать?

 

Долго думал Главный Буржуин, а потом придумал и сказал:

— Мы погубим этого Мальчиша. Но пусть он сначала расскажет нам всю их Военную Тайну. Вы идите, буржуины, и спросите у него:

— Отчего, Мальчиш, бились с Красной Армией Сорок Царей да Сорок Королей, бились, бились, да только сами разбились?

— Отчего, Мальчиш, и все тюрьмы полны, и все каторги забиты, и все жандармы на углах, и все войска на ногах, а нет нам покоя ни в светлый день, ни в темную ночь?

— Отчего, Мальчиш, проклятый Караманчандиш, и в моем Высоком Буржуинстве, и в другом — Равнинном Королевстве, и в третьем — Снежном Царстве, и в четвертом — Знойном Государстве в тот же день в раннюю весну и в тот же день в позднюю осень на разных языках, но те же песни поют, в разных руках, но те же знамена несут, те же речи говорят, то же думают и то же делают?

 

Вы спросите, буржуины:

— Нет ли, Мальчиш, у Красной Армии военного секрета? Пусть он расскажет секрет.

— Нет ли у наших рабочих чужой помощи? И пусть он расскажет, откуда помощь.

— Нет ли, Мальчиш, тайного хода из вашей страны во все другие страны, по которому как у вас кликнут, так у нас откликаются, как у вас запоют, так у нас подхватывают, что у вас скажут, над тем у нас задумаются?

Ушли буржуины, да скоро назад вернулись:

— Нет, Главный Буржуин, не открыл нам Мальчиш- Караманчандиш Военной Тайны. Рассмеялся он нам в лицо.

— Есть, — говорит он, — и могучий секрет у крепкой Красной Армии. И когда б вы ни напали, не будет вам победы.

— Есть, — говорит, — и неисчислимая помощь, и сколько бы вы в тюрьмы ни кидали, все равно не перекидаете, и не будет вам покоя ни в светлый день, ни в темную ночь.

— Есть, — говорит, — и глубокие тайные ходы. Но сколько бы вы ни искали, все равно не найдете. А и нашли бы, так не завалите, не заложите, не засыплете. А больше я вам, буржуинам, ничего не скажу, а самим вам, проклятым, и ввек не догадаться.

 

Нахмурился тогда Главный Буржуин и говорит:

— Сделайте же, буржуины, этому скрытному Мальчишу- Караманчандишу самую страшную Муку, какая только есть на свете, и выпытайте от него Военную Тайну, потому что не будет нам ни житья, ни покоя без этой важной Тайны.

Ушли буржуины, а вернулись теперь они не скоро. Идут и головами покачивают.

— Нет, — говорят они, — начальник наш Главный Буржуин. Бледный стоял он, Мальчиш, но гордый, и не сказал он нам Военной Тайны, потому что такое уж у него твердое слово. А когда мы уходили, то опустился он на пол, приложил ухо к тяжелому камню холодного пола, и, ты поверишь ли, о Главный Буржуин, улыбнулся он так, что вздрогнули мы, буржуины, и страшно нам стало, что не услышал ли он, как шагает по тайным ходам наша неминучая погибель?..

 

Хоровое исполнение

По долинам и по взгорьям

Шла дивизия вперед,

Чтобы с боя взять Пригорье —

Злобных асуров оплот.

 

Наливалися знамена

Кумачом последних ран,

Шли лихие эскадроны

Гималайских партизан.

 

И останутся, как в сказке,

Как манящие огни

Эскадрон Идамов в масках

С Гэсэр-ханом впереди.

 

Этих лет не смолкнет слава,

Не померкнет никогда —

Партизанские отряды

Принимала ШамбалА.

 

Все рога поотшибали,

Накрутили всем хвосты,

В ослепительной ШамбАле

Став на страже Красоты.

 

 

И страшно нам стало, Главный Буржуин, что не услышал ли он, как шагает по тайным ходам наша неминучая погибель?..

— Что это за страна? — воскликнул тогда удивленный Главный Буржуин. — Что же это такая за непонятная страна, в которой даже такие малыши знают Военную Тайну и так крепко держат свое твердое слово? Торопитесь же, буржуины, и погубите этого гордого Мальчиша. Заряжайте же пушки, вынимайте сабли, раскрывайте наши буржуинские знамена, потому что слышу я, как трубят тревогу наши сигнальщики и машут флагами наши махальщики. Видно, будет у нас сейчас не легкий бой, а тяжелая битва.

 

И погиб Мальчиш- Караманчандиш …

 

Но… видели ли вы, бурю? Вот так же, как громы, загремели и боевые орудия. Так же, как молнии, засверкали огненные взрывы. Так же, как ветры, ворвались конные отряды, и так же, как тучи, пронеслись красные знамена. Это так наступала Красная Армия.

 

А видели ли вы проливные грозы в сухое и знойное лето? Вот так же, как ручьи, сбегая с пыльных гор, сливались в бурливые, пенистые потоки, так же при первом грохоте войны забурлили в Горном Буржуинстве восстания, и откликнулись тысячи гневных голосов и из Равнинного Королевства, и из Снежного Царства, и из Знойного Государства.

 

И в страхе бежал разбитый Главный Буржуин, громко проклиная эту страну с ее удивительным народом, с ее непобедимой армией и с ее неразгаданной Военной Тайной.

 

И остался на поле боя один Генерал буржуинский, высокий, стройный, очки блестящие, фуражка высокая. Бился храбро он, защищался умело. Много силы пришлось красноармейцам потратить, чтобы обезоружить его. Привели его к Командиру Главному Красной Армии. 

 

Удивился Командир Красной Армии, что среди буржуинов жадных, трусливых храбрец выискался, поля боя не бросил, бился один до последнего.

 

И спросил Командир его: «Кто таков будешь? И зачем ты столько бойцов наших молодых да смелых сгубил?»

-Я — Русский Офицер — буржуин ответил. — А бойцов ваших побеждал в честном бою, потому что есть у меня  Правда Великая Русская и не жаль мне жизнь свою за нее отдать.

 

Сказал так Генерал и встал, улыбнувшись, смерть принять готовясь.

 

Хоровое исполнение

 

Как всю Курукшетру, как всю Курукшетру,

Тысячи заполнили прославленных мужей,

И покрылась Куру, и покрылась Кшетра

Сотнями порубанных, пострелянных людей.

 

Любо, кшатра, любо

С Бхагаваном жить,

С Кришной Джанарданой

Не приходится тужить.

Любо, братцы,любо

Любо, братцы жить,

С нашим Джанарданой

Не приходится тужить.

 

А первАя ваджра, а первАя ваджра

А первАя ваджра, братцы, вдарила в коня

А вторая ваджра, а вторая ваджра

А вторая ваджра в сердце ранила меня.

 

Любо, кшатра, любо

С Бхагаваном жить,

С Кришной Джанарданой

Не приходится тужить.

Любо, братцы,любо

Любо, братцы жить,

С нашим атаманом

Не приходится тужить.

 

А жена поплачет, выйдет за другого,

За маго товарища, забудет про меня.

Жалко только волюшку в Курукшетре полюшке,

Жалко мать-старушку да буланого коня.

 

Любо, кшатра, любо

С Бхагаваном жить,

С Кришной Джанарданой

Не приходится тужить.

Любо, братцы,любо

Любо, братцы жить,

С нашим атаманом

Не приходится тужить.

 

Кудри мои чёрные, очи мои карие

Травами, колючкой да дурманом зарастут.

Кости мои белые, сердце моё смелое

Коршуны да вороны по полю разнесут.

 

Любо, кшатра, любо

С Бхагаваном жить,

С Кришной Джанарданой

Не приходится тужить.

Любо, братцы,любо

Любо, братцы жить,

С нашим Джанарданой

Любо голову сложить!

 

Любо, кшатра, любо

С Бхагаваном жить,

С Кришной Джанарданой

Не приходится тужить.

Любо, братцы,любо

Любо, братцы жить,

С нашим Джанарданой

Любо голову сложить!

 

 

Нахмурился Командир тучей грозною, подвел Генерала к столу дубовому, Красным Знаменем накрытому. А поверх Знамени лежал Караманчандиш без дыханния.

Взглянул Генерал на Мальчиша- Караманчандиш и смутился. Выбежала слеза из-под очков его невольная. Подошел он к Мальчишу и положил руку ему на грудь. И стал без слов, прощаясь с юным Героем.

 

Тут едва заметно шевельнулись губы Мальчиша.

-Жив! — воскликнул Генерал

-Жив? — воскликнул Командир.

Позвали доктора. Но пока шел он снова стал Мальчиш бездыханным и сказал доктор, что мертв юный Герой. И решил Командир поутру Мальчика схоронить на зеленом бугре, а Генерала расстрелять.

Заперли Генерала в высокой башне, опустилась ночь тихая, только слышно было, как ходили часовые.

Лишь только солнце показалось над горизонтом отворили высокую башню, но не оказалось там Генерала, не оказалось там Мальчиша- Караманчандиша. Убежал буржуин таинственно и выкрал тело Героя злодейски. Разъярился Командир, но и в ярости понимал он, что нельзя, чтобы знали люди советские о поругании, буржуйским Генералом нанесенном. И приказал Командир схоронить гроб закрытый с почестями за подвиг свой Мольчишу- Караманчандишу положеными.

 

Генерал же, часовых перехитрив, вынес Мальчиша из башни каменной, сел на коня горячего и в горы поскакал. Ночь скакал он, день и еще одну ночь. Совсем конь из сил выбился. Но доскакали они до ущелья укромного, за хребтом неприступным скрытого. Жил там Старик одинокий, силу трав знающий.

Показал ему Генерал Мальчиша- Караманчандиша, покачал Старик головой:

-Непростое дело это, мальца к жизни вернуть.

Стали они вдвоем врачевать Мальчиша- Караманчандиша, Старик отвары всякие варит, мази разные готовит, Генерал ему помогает, днями трудится, ночами не спит.

Много времени прошло, но стал Мальчиш- Караманчандиш глаза открывать, еще столько же прошло, и стал он шаги первые делать, еще столько же прошло, и окреп он совсем.

 

Хоровое исполнение

 

Тянется к Востоку Запад,

Поведём о том рассказ,

Что однажды приключилось

По дороге на Кайлас.

 

Пожелай ты мне, родная,

Обрести не светлый рай,

Чтоб назад не возвращаться,

Мне кайвальи пожелай.

 

И родная отвечала:

Я желаю всей душой,

Коль самадхи – нирвикальпы,

Коли травмы – небольшой.

 

Он пожал Дакине руку,

Глянул ёгине в лицо:

«Передай ты мне Ученье,

Чтоб Алмазным стал бойцом!»

 

«Ты готов для шактипата,

Разорву тебе я грудь,

Вырву сердце, вставлю дордже,

Освещала чтобы Путь!»

 

«Разрывай», — сказал он твёрдо, —

Шактипата час настал!»

Наблюдал косматый ети

Этот жуткий ритуал.

 

И восстал боец Алмазный,

И помчался на Кайлас,

В радужном нетленном теле,

Ослепительном для глаз.

 

 

Настала пора Генералу с Мальчишом со Стариком прощаться, в путь-дорогу собираться.

Поблагодарили они Старика от души и направились в страну самую дальнюю, за океаном скрытую. В той стране туземцы живут по обычаям своим древним. А буржуины туземцев притесняют, с земли их сгоняют, реку Великую отравить норовят, лес вековечный вырубить.

Стали Мальчиш- Караманчандиш туземцам помогать от буржуинов защищаться, школы строить, болезни лечить. Много доброго сделали Мальчиш и Генерал для туземцев. Но состарился Генерал и умер. И схоронили его туземцы на берегу реки Великой, поставили ему памятник, к которому каждый дней приносят цветы лесные и подарки нехитрые. А Мальчишу- Караманчандишу открыли туземцы Тайну свою Великую, которая делает человека сильным и счастливым».

 

Хоровое исполнение

 

Шива хочет в Тамбов!
Ты знаешь Шива-Шива-Шива-намаха!
Шива Шива Шамбо!
Ты знаешь Шива-Шива-Шива-намаха!
Мы полетим туда сегодня на Гаруде,

 Укажет путь полярная звезда.

Ты стояла у берега Ганги
И смотрела на старый ашрам,
Там в пещере какой-то отшельник
К Махадэву призыв обращал.
Ветер фразу унес, йогин сел на песок,
Откровенью вселенскому рад.

Подбежала к нему, села рядом у ног,
И сказала:
Хочу шактипат!
Подбежала к нему, села рядом у ног
И сказала:
Хочу шактипат!

 

Шива хочет в Тамбов!
Ты знаешь Шива-Шива-Шива-намаха!
Шива Шива Шамбо!
Ты знаешь Шива-Шива-Шива-намаха!
Мы полетим туда сегодня на Гаруде,

 Укажет путь полярная звезда.

На тебя посмотрел он украдкой,
Полыхнуло межбровье огнем.
От улыбки его стало жарко,
Вам так весело стало вдвоем.
Руку он протянул и промолвил: Пойдем.
Ганга тихо пропела АУМ!
Сколько  кальп длится ваш беззаботный роман,
Не вместит человеческий ум.
Сколько  кальп длится ваш беззаботный роман,
Не вместит человеческий ум.

Шива хочет в Тамбов!
Ты знаешь Шива-Шива-Шива-намаха!
Шива Шива Шамбо!
Ты знаешь Шива-Шива-Шива-намаха!

Шива хочет в Тамбов!
Ты знаешь Шива-Шива-Шива-намаха!
Шива Шива Шамбо!
Ты знаешь Шива-Шива-Шива-намаха!

Но не летят туда сегодня самолеты,
И не едут даже поезда.

 Но не летят туда сегодня самолеты,

 И не едут даже поезда.
Шива хочет в Тамбов!
Ты знаешь чики-чики-чики-чикита.
Шива Шива Шамбо!
Ты знаешь чики-чики-чики-чикита.
Но не летят туда сегодня самолеты,
И не едут даже поезда.

 Но не летят туда сегодня самолеты,

 И не едут даже поезда.
Шива Шива Шамбо!
Ты знаешь Шива Шива Намаха!
Шива Шива Шамбо!
Ты знаешь Шива Шива Намаха!
Пусть не летят туда сегодня самолеты,

И не едут даже поезда.
Мы на Кайлас домчимся на Гаруде,

 Укажет путь полярная звезда.

Яр-Йога Владимира Калабина © 2018 All Rights Reserved